Иван Стариков: «Новосибирск ждет настоящая политическая заруба!»

Иван Стариков ворвался в политику стремительно, сенсационно победив на выборах в Госдуму по Искитимскому одномандатному округу. С тех пор он в ней и остается --  вне зависимости от  того, какой пост и где занимает, выигрывает или проигрывает. Наш сегодняшний разговор тоже о политике. Принято считать, что ее у нас в последние годы не было – и, вот, она возвращается. Обо всем этом рассказывает экс-сенатор Иван Стариков, новосибирец, сейчас живущий и работающий в столице:

-- Я занят самыми разными вещами. Вот, например, недавно написал статью для «Московского комсомольца» -- рассказал про то, как коммерческие назначенцы, не  имея никакого опыта, берутся решать сложнейшие проблемы. И при этом чувствуют свою полную безнаказанность…  Еще я рулю в комиссии по экономической политике при Общественной палате Московской области, куда меня пригласил Сергей Шойгу. Там масса работы: от организации сельского хозяйства до логистики и ликвидации ветхого жилья.

Кроме того, я – профессор факультета  экономики недвижимости Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. Занимаюсь в основном исследовательской работой – изучаю ситуацию на различных земельных рынках.

 -- А на практике не пробовали свои наработки использовать?

-- Есть две вещи, по которым я надеюсь получить поддержку. В марте мы подготовили основы земельной политики до 2017 года. Это, на самом деле, революционный документ, подготовленный так называемой группой Шувалова.  Почему революционный?! Да потому, что там предполагается отменить категорирование земель.

Вы посмотрите на сегодняшнюю процедуру превращения земель сельхозназначения в земли, отведенные для индивидуального жилищного строительства. Ведь это же самый главный источник коррупции! На уровне региональных администраций совершенно точно.  В итоге ведь все равно те же самые застройщики платят коммерческую цену – но только не в бюджет государства, а в карманы различных шнырей, которые крутятся вокруг администраций. Хочу сказать, что земельный налог – это ведь местный налог: он расщепляется в определенной пропорции между субъектом федерации и муниципалитетами.

 -- Что же вы конкретно предлагаете?

-- Владелец земли, исходя из планов местной администрации и планов зонирования,  выступает перед депутатами и говорит, что ему нужна земля. Если депутаты идею одобрят, то дальше процедура имеет заявительный характер. И вот ты землю получил! Все замечательно, но есть одна вещь: земельный налог возрастает многократно!  В результате получается такая штука: если ты взял много земли по дешевке и надеешься на этом заработать – больше так не получится! Если нет покупателей на всю эту землю, то придется тебе платить большой налог. И, наверное, теперь поостерегутся…

-- И как к вашим идеям отнеслись?

-- Только два губернатора поддержали предложенные нами меры: Сергей Шойгу, который тогда был губернатором Московской области и губернатор Оренбургской области Юрий Берг. В октябре был президиум Госсовета, на котором обсуждалась земельная тема. Президент прекрасно понимает, что из 9,5 триллиона рублей -- а на эту сумму были розданы предвыборные обещания – порядка 6 триллионов приходятся на региональные бюджеты! Значит, нужно искать источники! И здесь тема перевода земель выходит на первый план. Особенно это касается крупных городов – таких, как Новосибирск.

 --То есть, вы надеетесь, что как раз ваши предложения помогут?

-- Я думаю, что та философия, которая действовала все нулевые годы: «вот вам регион на кормление, и делайте там, что хотите», уже закончилась. Потому, что есть понимание: если не будет реального пополнения местных бюджетов, то выстроенная вертикаль власти, удобная и комфортная в так называемые тучные годы, становится невыносимой в годы худые. А губернаторы, которым надо теперь идти на выборы, переводят стрелки на президента и правительство. Говорят при этом: а мы здесь вообще не причем! Они обещали – с них и спрашивайте…

-- И какие же годы нас ждут впереди: тучные или тощие?

-- У нас впереди тощие годы! Я постараюсь объяснить -- почему. В 2007  году при цене в 65 долларов за баррель  -- это было перед кризисом – наш ВВП вырос на 7,8%.  А сейчас при средней цене за баррель в 110 долларов рост будет в районе 3%.  Рост в 5% -- это было бы большое счастье!

То есть, я хочу сказать, что наша экономика стала в четыре раза менее эффективной. Цена на нефть выросла  в два раза почти, а экономический рост стал в два с половиной меньше! О чем это все говорит? О том, что тот мотор экономического роста, который этот самый рост двигал все нулевые годы – его заклинило! И не будет больше роста за счет нефтяных цен, однозначно.

А потеря качества институтов приводит к тому, что заработанные в нефтяном секторе деньги утекают немедленно за рубеж. Миллиардов сто убежит в этом году… Значит, нам нужно заниматься институтами и инфраструктурой. 

 -- Сегодня о Сердюкове, Скрынник и коррупции не говорит только ленивый. Каково ваше мнение?

-- Это не новый курс, это просто борьба группировок, которые стали наносить друг другу отчаянные удары. Смотрите: сначала нанесен удар по Сердюкову, он ответил Иванову скандалом по ГЛОНАССу. Потом Сердюков ответил и своему бывшему тестю, ведь Скрынник  как министра курировал в правительстве вице-премьер Зубков. Так что, разоблачения госпожи Скрынник – это тоже борьба между кланами. И эта борьба в итоге может похоронить всю систему власти.

-- Опять же,  с новой силой начались разговоры о преемнике Владимира Путина.  На ваш взгляд, является ли Дмитрий Медведев безусловным и не подлежащим сомнению преемником президента?

-- Я думаю, что Медведев больше никогда не будет президентом. Эти его фейерверки, начиная от штрафа размером в 500 тысяч и кончая пожизненным запретом на посещение стадиона недисциплинированными болельщиками – откровенные фрики. Я задался вопросом: кто это все придумывает? И один аппаратчик опытный мне сказал, что изобретает для Медведева это все Открытое правительство…

Сегодня много говорят о Рогозине, как возможном преемнике Путина, но я думаю, что его съедят обязательно. На сегодняшний день, на мой взгляд, наиболее реальная фигура – Сергей Шойгу.

 -- Поговорим теперь о вас. Вы по-прежнему остаетесь политиком публичным, недавно вот баллотировались в координационный совет оппозиции…

-- Я пошел туда для того, чтобы сделать осмысленной и содержательной повестку  КС. Но, к большому сожалению, содержательной дискуссии так и не состоялось. Мне не в чем себя упрекнуть – я написал ряд программных статей, и даже ролики в Интернете размещал. Но система критериев была основана не на том, что человек предлагает, а на его медийной известности. И, конечно, я в этом смысле не такая фигура, как Дмитрий Быков или Ксения Собчак...

Но ход событий после выборов в КС показал, что без меня и ряда других людей, которые также не прошли в координационный совет, сегодня не обойтись.  И именно эти люди являются в подлинном смысле слова политиками в отличие от звезд шоу-бизнгеса и кавээнщиков.

 -- Но, согласитесь, у оппозиции сегодня просто нет лидера.

-- Моя главная претензия к Михаилу Прохорову состоит в том, что за него голосовали почти семь миллионов лучших людей России, а он распылил эти голоса. Если бы он занялся политикой, а не дурачился, то сейчас у образованного класса и национальной буржуазии была бы своя политическая сила! И власть тоже вела бы себя совершенно иначе! А что мы видим? Как наша буржуазия мечется между Навальным и Удальцовым. Это плохо…

-- Вы в какой сейчас партии состоите?

-- Ни в какой. Нет такой партии…

-- От общероссийских сюжетов обратимся теперь к региональным. Вы в Новосибирске часто бываете? Какие у вас впечатления?

-- Дома бываю постоянно; раз в два-три месяца точно. За ситуацией, конечно, слежу. Могу сказать, что стиль у областной власти заметно поменялся. Дело в том, что Виктор Александрович был более политически заточен, чем Василий Алексеевич. А главный инструмент политика – это язык, который, как известно, нужен для того, чтобы скрывать свои мысли и намерения.   В этом смысле отношения стали прозрачнее и прямее. И в этом, безусловно, есть определенное преимущество.

Вот что такое надежда? Это либо умение договариваться с будущим, либо отложенное  разочарование. Сейчас мы сразу видим второй вариант. А с точки зрения стратегических замыслов нынешняя администрация сразу проигрывает, и объясняется это в значительной степени тем, что у Василия Алексеевича в Москве нет таких возможностей для лоббирования интересов области, какие были у Толоконского. Это для меня очевидно.

 -- Почему не сложились между ними отношения, когда оба они изменили статус?

-- Я думаю, что Виктор Александрович ни в коем случае не предполагал, что Василий Алексеевич будет его преемником. К тому же, Юрченко сразу же начал зачищать команду Толоконского после вступления в должность губернатора. Это все тут же отметили. Вот из-за этого и не сложились отношения.

 -- Многие задаются вопросом: есть ли уже у губернатора Юрченко своя команда? 

-- У Толоконского, как ни крути, своя команда была, а вот у Юрченко такой команды нет потому, что он действует исходя из текущей целесообразности. И это сокращает возможности для маневра. Дважды удалось перевести стрелки после неудачных выборов: сначала думских, затем муниципальных, но дальше ресурса, чтобы списать предстоящие неуспехи «Единой России» уже не осталось. 

Василий Алексеевич ищет людей, на которых он мог бы опереться основательно и с большой вероятностью каких-либо гарантий. Но пока, как мне кажется, человек, на которого он мог бы опереться, в его окружении не появился.

 -- Есть расхожее мнение, что  все наши местные сюжеты, о которых так много говорят, на самом деле значения не имеют по одной простой причине. И причина эта – Москва…

-- Ну, я не думаю, что в данном случае Москва будет решать, кого поддержать. Если бы выбор был сделан в пользу какой-либо из сторон, то, соответственно, либо Толоконский не был бы уже полпредом, либо Юрченко получил бы «черную метку» и  пост какого-нибудь замминистра. Был бы назначен и.о. губернатора, как это сделали в Московской области.

Ясно, что если кто-то не сделает неверный ход или серъезную ошибку, то Москва не станет вмешиваться в эту ситуацию. И тогда в Новосибирской области будет серъезная избирательная кампания.

 -- Но не могут же одновременно пойти на выборы и Толоконский, и Юрченко. «Единая Россия» просто не может такого допустить!

-- Я допускаю, что на выборы могут пойти и Виктор Александрович и Василий Алексеевич. А о «Единой России» я так скажу: она сегодня глубоко неинтересна Владимиру Владимировичу. Если 5-7 лет назад в очереди стояли, чтобы от этой партии выдвинуться, то сегодня, наоборот, свою партийную принадлежность ее представители прячут. Так что, мы увидим очень интересные события и в стране, и в области.

 -- Однако, в губернаторских выборах всегда принимают участие не два кандидата; круг претендентов все-таки шире…

-- Например, может появиться варяг. Новосибирская область – не какой-то маленький неинтересный регион, а регион весьма серьезный. Поэтому и варяг если будет, то не липовый, а калибра Михаила Прохорова, например. Ну, может быть, калибром чуть поменьше, но обязательно из представителей крупного капитала. И тогда вполне может повториться феномен 1999 года, когда мы с Виктором Толоконским выбили в первом туре очень сильного губернатора Виталия Муху. На новом историческом рубеже вполне возможно  повторение такого варианта.

Но об этом говорить пока рано – гораздо больший интерес вызывают выборы мэра Новосибирска, которые уже не за горами.

-- В чем интерес?

-- Там нет муниципального фильтра, а, значит, могут появиться абсолютно независимые фигуры. Я не исключаю и своего участия в этих выборах. Так что, Новосибирск  ждет впереди оживление и настоящая политическая заруба!

 -- Пока ситуация описывается достаточно просто: Городецкий и другие… Эксперты сходятся на том, что главная интрига заключается в том, пойдет ли нынешний мэр на очередной срок?

-- При всем уважении к Владимиру Филипповичу я должен сказать, что к моменту выборов уже будет почти 15 лет, как он руководит городом. Это много! Я думаю, что на должности мэра должен оказаться другой человек: и по возрасту, и по остроте восприятия. 

Новосибирск ведь чем отличается? Это один из немногих крупных городов Сибири, а, возможно, и единственный, где нет логики трубы! Нет у нас развращающего сырьевого сознания. В отличие от Омска, Томска, Тюмени и даже Красноярска. Поэтому, кампания по выборам мэра у нас должна быть интересной.

-- И опять заходит разговор о Москве: мол, на самом деле именно там решат, кому быть мэром столицы Сибири.

-- Не будет Москва никого назначать – это совершенно точно! Если на выборах губернатора с помощью муниципального фильтра можно отсечь опасных конкурентов, то на выборах мэра это уже невозможно. Ведь если ситуация пойдет, как говорится, по беспределу, то выборы просто будут нелегитимными со всеми вытекающими из этого последствиями.

-- Коммунисты за пост мэра пока не боролись, а ведь на выборах в Госдуму они победили во всех десяти районах города. Как вы думаете, могут они составить конкуренцию «Единой России» на выборах мэра города?

-- Конечно, могут. Если у них в феврале произойдет замена лидера на молодого харизматика, то  коммунисты на политической арене станут серьезной силой. И они могут быть поддержаны национальной буржуазией! Но надо, чтобы больше не было этих надоевших речей – я слышу каждый шорох и треск этой пластинки своим натренированным ухом… А молодой серъезный политик даст партии новые возможности, и, повторяю, вполне возможным станет сотрудничество с национально ориентированной российской буржуазией.

-- Часто рассуждают о возможных преемниках Владимира Городецкого, разные фамилии называют… Как вы к таким разговорам относитесь?

-- Разные фамилии звучат, но это совсем не главное. А главное заключается в том, что не будет экономического роста, и, стало быть, ожидания, связанные с возвращением в Кремль Владимира Путина, станут обнуляться.  Рост тарифов и рост цен для избирателей будут куда важнее, чем фамилии тех, кто мог бы сменить Владимира Городецкого в должности мэра.

-- Если вы вступите в борьбу, то от какой партии пойдете кандидатом?

-- Сейчас в России нет правой партии, поэтому я не готов ответить. У меня есть прогноз, что Кремль все-таки снимет запрет на создание партийных блоков. А иначе электоральный крах будет чудовищным! Отсюда и вывод: надо «Единую Россию» спрятать в какую-нибудь матрешку. И потом, люди, которые уже больше десятка лет в думе сидят, не собираются расставаться со своими мандатами. И они в электоральном смысле будут готовы на все – на любые политические манипуляции.

 

-- Последний вопрос: как вы думаете, когда более-менее наступит ясность относительно того, кто будет участвовать в выборах мэра?

 

-- Думаю, что в марте-апреле. Тогда и я сделаю свои выводы в этом отношении.

 

 

26 декабря 2012 01:00 3793 6 Владимир Кузменкин

Комментарии

  • Коренной # 26 декабря 2012 13:59

    Значит, Иван решил взяться за старое -- что ж, флаг ему в руки! Он способен шум устроить и взбаламутить это болото. Давно пора!

      Ответить
  • анонимус # 26 декабря 2012 16:14

    Интересное интервью, спасибо!

      Ответить
  • мистер х # 26 декабря 2012 17:27

    Здраво рассуждает. Может, еще и мэром у нас станет.

      Ответить
  • хо-хо # 27 декабря 2012 11:07

    Да ну... Он умеет только коров доить.

      Ответить
  • очевидно # 23 января 2013 15:14

    Что ж, опять головенку поднял Стариков? Ну-ну...Не боится, что оторвут?

      Ответить
  • Челдонам # 01 февраля 2014 20:10

    По делу говорит Стариков! И не "головенка" у него - голова!

      Ответить
Добавить комментарий

Оставьте свой комментарий